Игорь Пиковский о работе, заботах, проблемах и головной боли энерготаможенников

Актуально, Економіка, Україна

Клименко (Верещагина) нет, страна поменялась… А вопросы все те же: как бы убрать таможню с пути ликвидного товара? “Та можно!”.

Всю не получится, но Энергетическую таможню — можно попробовать. Костью в горле многим она стоит. Да и опыт ее ликвидации уже имеется.

Но есть несколько вопросов и нюансов. Много ли сотрудников таможни не просто знакомы, а практически знают специфику досмотра и оформления энерготоваров? Причем в разном таможенном режиме и в каждом конкретном случае — будь то электроэнергия, нефтепродукты и/или их компоненты, сжиженный или природный газ, уголь, топливо для АЭС и другие, поставляемые на таможенную территорию Украины (импорт, транзит, экспорт, режим таможенного склада, “прерванный транзит” и т.д.). Автомобильным, трубопроводным, железнодорожным, морским или речным транспортом. Кто будет этим заниматься профессионально? Кто будет контролировать качество ввезенного товара и обеспечивать поступление налогов и сборов в государственную казну? А это треть всех таможенных сборов в Украине.

Об этом и многом другом ZN.UA расспрашивало начальника Энергетической таможни ГФС Украины Игоря Пиковского.

— Игорь Александрович, по информации ZN.UA, 16 августа Энерготаможню во второй раз решили ликвидировать. Положа руку на сердце, ответьте, может, в ней и нет необходимости?

Не на тайной вечере, на банальном, хотя и исключительном в связи с возможными последствиями совещании у недавно назначенного и.о. зампреда ГФС Виктора Кривицкого, отвечающего за таможенное направление, было принято такое решение.

— Меня на подобного рода совещании не было. Это решение в компетенции политического руководства КМУ, и касается оно в том числе энергетической безопасности страны. Надеюсь, учтут все факторы и риски. В том числе имевшие место в новейшей истории и вероятные, связанные с гибридными угрозами.

Кроме того, непонятно, кто повезет “прерванный транзит”!

Есть спецназ, это элита. Им не разбрасываются, с него берут пример.

— А “Энергетичка”, следуя вашей аналогии, значит, элита таможни?

— Вы абсолютно логичны. Там же и школы авиационного таможенного дела, и почтовых и экспресс-перевозчиков, etc.

— Как известно ZN.UA, недавно вам предлагали написать заявление “по собственному желанию”, причем без указания даты, и добровольно оставить пост начальника Энергетической таможни. Каким был ваш ответ?

— Да, такое предложение было озвучено. Если вам известно об этом, то, наверное, знаете и мой ответ: я не рассматриваю подобного рода предложения. Если выражаться в присутствии женщин.

— Вам предлагали уйти, мягко говоря, по-хорошему, без скандала.

— Это на уровне анекдота: знаете, что думает петух, пытаясь догнать курицу? Не догоню, так хоть согреюсь.

— Какие у вас взаимоотношения с исполняющим обязанности главы ГФС Мирославом Проданом? Нет ли у вас конфликта?

— Нет, у меня не может быть конфликта. В чем он может состоять?

— А постоянные проверки таможни, в частности Энергетической? Складывалось впечатление, что все шло к тому, чтобы расформировать Энерготаможню, как это один раз уже было.

— У меня нет этому подтверждения, но, вероятно, и такой вариант обсуждался. В любом случае, это политическое решение. А что касается проверок, так они у нас перманентные.

— Сколь-нибудь серьезные нарушения в ходе проверок были выявлены?

— Нет.

— Почему же тогда, как нам рассказали очевидцы, директор департамента ГФС по борьбе с контрабандой так усердствовал при принятии решения о ликвидации Энерготаможни? В чем он вас подозревает? Или вы ему перекрыли какой-то канал?

— Я не слышал, кто, где и как проявлял усердие. Формальных претензий к нам нет. Но струны души неисповедимы.

— Правда ли, что железнодорожные перевозки, особенно нефтепродуктов, — это фактически наиболее удобный наркотрафик?

— Так в учебниках написано. Наши коллеги находят в нефтянке и сигареты, и товары народного потребления, и другие вложения.

— Насколько эффективно могут выявлять контрабандные товары недавно закупленные сканеры на сумму 700 млн грн и почему?

— Автоматизация процессов — широкая мировая практика. В умелых руках это очень эффективно.

Зачистка таможни: на смену “Контрабанда — стоп” — “Коррупция — стоп!”

— По информации ZN.UA, предложения написать “по собственному” получили многие, если не большинство начальников региональных таможен и таможенных постов.

— В Энергетической таможне никто такого не писал и не подписывал подобных незаконных бумаг.

— А в других таможнях? И почему незаконных? Пальцы дверью не защемляли. Может, рыльце в пушку?

— Этого я не знаю — кто и что написал. Чтобы утверждать, надо видеть эти заявления. Я таких не видел. Вариации существуют разные: написали, не написали, все или часть, или большинство, что конкретно написали…

— По нашей информации, часть написали.

— Я глубоко уверен, что таможенники — народ битый: Петя писал за Ваню, Ваня за Петю и т.д., в результате графологическая экспертиза установит, что собственноручно написанных заявлений нет. Даже если кто и написал нечто подобное, вполне вероятно, что через несколько минут они подали нотариально заверенные заявления в полицию, прокуратуру, НАБУ и САП о том, что подписали “по собственному” под нажимом/давлением. Не впервой таможню пытались к чему-то принудить. Так что на этот счет выработался иммунитет. Шекспировское “слепцов ведут глупцы” — это не про таможню.

— А брать мзду — про вас?

— Любой ответ: “да”, “нет””, “не знаю” и т.д. будет воспринят вами как повод к язвительному обсуждению. Есть понятие “рынок труда”, стимулирующий корпоративную культуру и социальные подходы, в том числе нулевую толерантность к коррупции. Экономика, социология, административно-управленческие модели и т.д. — вот что определяет отношения на рынке. Попытки пенетрировать в процессы таможенного оформления структуры и органы, для которых эти функции не свойственны, могут закончиться тем, что в таможенных органах шаманы из черной Африки будут бить в бубен, чтобы разогнать демонов коррупции. Реформы и их обеспечение нужны, а не заклинания.

— На таможне в свое время проводили кампанию “Контрабанда — стоп!”, теперь, похоже, “Коррупция — стоп!”.

— В том-то и беда, что проводили кампании, а не реформировали систему таможни, как того требует Соглашение об ассоциации с ЕС. Никто не занимается реформированием таможенных органов, чтобы они соответствовали уровню аналогичных органов государств ЕС. Нет стратегического понимания, как будет развиваться таможенная система.

Вы не наблюдаете, что так называемая борьбы с коррупцией для многих стала прибыльным бизнесом?

— Есть такой момент. Но скажите о другом — вам реально устанавливают ставки поборов? Кто?

— Нет, никто не устанавливает ничего подобного.

Вы упоминали о попытках ликвидировать “Энергетичку”. В этом случае половина перевыполнения индикатива разойдется по областям на так называемый дорожный эксперимент. Вот там широкое поле для “освоения ресурса”. Например, с прошлого года прикарпатские мажоритарщики озабочены переброской платежей от “Карпатнефтехима” в областную таможню. Это около 4 млрд грн. В предвыборный год! С ними в кильватере идут и другие области. Об этой логике можно продолжать рассказывать часами.

— Чем закончилось инициированное СБУ в начале июня расследование “в отношении предпосылок для чрезвычайного происшествия”, связанное со сбоями в электронной системе Энерготаможни?

— Ничем.

— ГФС так и не выделила Энерготаможне средства на приобретение серверного и компьютерного оборудования? Какова вообще цена этого вопроса?

— Не выделила. Хотя нужно всего

27 млн грн для полной инновационной модернизации Энергетической таможни. Мы предлагали сделать на базе “Энергетички” пилотный проект, проверить его работоспособность и затем внедрить во всей системе таможни. Но… Это при том, что в прошлом году Энерготаможня обеспечила пополнение бюджета на 95 млрд грн. В первом полугодии 2018-го — на 47 млрд грн (на 13% больше, чем за аналогичный период прошлого года). Доля сборов Энерготаможни в системе таможни составляет треть всех сборов. Но фондовооруженность одного сотрудника “Энергетички” составляет 6956 грн. А средняя зарплата инспектора — около 13 тыс. грн. Для сравнения, например в Британии фондовооруженность одного инспектора аналогичной службы составляет около 100 тыс. фунтов.

— При этом ежедневно они оформляют грузы на сотни миллионов… Нефтетрейдеры и импортеры LPG-газа постоянно жалуются на Энерготаможню, мол, ее инспекторы затягивают растаможку из-за длительной процедуры проверок ввозимого товара.

— Превышения нормативных сроков оформления таможенных деклараций нет. Просто нет. Официальная статистика. У нас всего четыре сертифицированные лаборатории, да и то не каждая из них может проводить весь спектр необходимых анализов и проб. Инспекторы работают, как при царе Горохе, — вынуждены взбираться на цистерны, чтобы сделать забор проб, затем везти их в сертифицированные лаборатории. Разумеется, все это занимает время.

— Но импортеры говорят, что зачастую энергоинспекторы сознательно затягивают этот процесс, а они несут колоссальные убытки из-за простоев на таможне.

— Нам бы тоже хотелось работать с современным оборудованием, позволяющим оперативно, экспресс-методами проверить ввозимые на таможенную территорию Украины грузы. Что касается жалоб импортеров, например, по шумному “газовому делу”, то все суды против нас в Киеве мы выиграли. Но вот что интересно, в Харькове — проиграли, но затем высшая инстанция в Киеве вынесла решение в нашу пользу. Так что жалобы жалобами, а свою работу мы делаем на совесть.

— Сколько сегодня в Энерготаможне штыков, и на кого из них вы можете рассчитывать как на профессионалов?

— Штатная численность — 134 человека. Подавляющее большинство — сотрудники с более чем десятилетним стажем и высокой квалификацией.

Как уже отмечал, Энерготаможня собрала в бюджет 95 млрд грн — треть всех сборов по системе таможни страны в 2017 г. и уже 47 млрд — в первом полугодии 2018-го. Но именно с ней нередко связаны крупные скандалы и конфликты с импортерами энергогрузов. Однажды ее уже расформировывали.Но даже тогда хватило ума собрать специалистов, знающих специфику таможенного оформления энерготоваров, в специальный отдел, который несколько лет и продолжал эту работу. Пока “Энергетичку”, как ее называют и сами таможенники, и импортеры с экспортерами, не стали воссоздавать по крупицам. Начать — начали, но до ума, похоже, дело не довели. Так и остается Энерготаможня падчерицей в структуре ГФС и таможни. И возбудителем спокойствия для многих, уверовавших в свою исключительность и неприкасаемость.

Справка:

Дизельное топливо: импорт, транзит трубопроводным транспортом и таможенные платежи в 2016–2018 гг.

2016 г.:

— оформлено в таможенный режим “Импорт” 492,952 тыс. т, уплачено 3 043,930 млн грн.

2017 г.:

— оформлено в таможенный режим “Импорт” 155,555 тыс. т, уплачено  13 675,989 млн грн;

— оформлено в таможенный режим “Транзит” 4 999,660 тыс. т, уплачено 0,036 млн грн.

2018 г.:

— оформлено в таможенный режим “Импорт”” 815,295 тыс. т, уплачено 8 038,487 млн грн;

— оформлено в таможенный режим “Транзит” 190,044 тыс. т, уплачено 0,457 млн грн.

Источник: Энергетическая таможня ГФС Украины.

Начальник Энерготаможни против главы “Нафтогаза”

15 августа Апелляционный суд Киева рассматривал дело Энергетическая таможня vs глава НАК “Нафтогаз Украины”. Адвокаты Андрея Коболева буквально завалили судью… дополнительными документами. Так что заседание перенесено.

Энерготаможня настаивает, что правомерно и законно оштрафовала главу НАКа Андрея Коболева на 8,3 млрд грн. Коболев не согласен. Но успел конвертировать премию “за взятие Стокгольма” и вывести ее на зарубежный счет ближайшей родственницы под предлогом того, что, мол, опасается если не конфискации, то решения суда об аресте его счетов.

“Нафтогаз”, выигравший, как уверяют его топ-менеджеры (никто же не изучал решения арбитров, их никому даже не показывают), в Стокгольмском арбитраже суммарно по двум (к слову, встречным) искам к российскому “Газпрому” 4,3 млрд долл., до сих пор ничего не получил. И вряд ли скоро получит.

Между тем Энерготаможня не только оказалась под прицелом ГФС, но и вкупе со всеми таможенниками недавно публично была обвинена премьером Гройсманом (с подачи главы МВД Авакова, надо понимать?) едва ли не в тотальной коррупции. Гройсман, как в свое время Яценюк, заявил о “чистке” таможенных рядов и объявил войну коррупции на таможне. Затея та еще — в период предвыборной гонки. Но, с другой стороны, малый, средний бизнес и давние импортеры и экспортеры не устают жаловаться на мытарей. Правда, в основном, безлично.

— Игорь Александрович, вы серьезно не догадываетесь, почему вам предлагали уйти “по собственному”? Не связываете ли напрямую такое предложение с тем, что, скажем так, вы наступили на хвост председателю правления НАК “Нафтогаз Украины” А.Коболеву или, точнее, тем, кто его назначил?

(ZN.UA: 27 февраля 2018 г., за день до оглашения решения Стокгольмского арбитража в споре между “Нафтогазом Украины” и российским “Газпромом” по “транзитному” контракту, Энергетическая таможня ГФС Украины вынесла решение о взыскании штрафа с главы “Нафтогаза” Андрея Коболева в размере 300% суммы стоимости импортированного НАКом, но не растаможенного по всем правилам Таможенного кодекса Украины российского газа. Общая сумма штрафа (по двум эпизодам), по расчетам Энерготаможни, составила 8,3 млрд грн. Коболев тут же подал встречный иск о признании решения Энерготаможни безосновательным и неправомочным. Иски рассматривали судьи Подольского районного суда Киева (подробнее см. ZN.UA №11 от 23 марта 2018 г. “Энерготаможня—”Нафтогаз”: как наполнить казну, не уступив агрессору?“.

— Не связываю. Хотя никогда не говори “никогда”. Не забавы ради мы требуем взыскать с гражданина Коболева как главы “Нафтогаза” штраф — согласно ст. 485 Таможенного кодекса Украины. Изучайте матчасть, как говорится.

— Не ощущаете на себе давления?

— Атмосферного столба, как и Остап Бендер (улыбается).

— Решение Подольского суда по вашему иску к Коболеву половинчатое.

— Насколько я его прочитал, можно и так сформулировать. С одной стороны, суд признает факт нарушения таможенного законодательства. С другой — освобождает гражданина Коболева от обязательности уплаты штрафа.

— Хотя закон и не имеет обратной силы, но если Энерготаможню расформируют, может получиться так, что требовать исполнения Таможенного кодекса от главы “Нафтогаза”” никто не станет. Нет Энерготаможни — нет истца. Соответственно, ответчик никому ничего не должен. Или все же должен?

— Никто не расформировывает! Откуда такой фатализм? Вы что-то знаете?

— Вы оспорили решение Подольского районного суда Киева в Апелляционном суде?

— Согласно процедуре, естественно!

— Если Апелляционный и Верховный суды оставят решение Подольского суда в силе, дальше что?

— Думаю, окончательное решение будет принято в Европейском суде по правам человека. Я даже не выстраиваю логику, как обычное административное дело попадет на рассмотрение Европейского суда, но опыт подсказывает, что кто-то туда пойдет.

В заключение позволю себе высказать мысль, что таможенную безопасность страны не обеспечат ни шаманы, ни спустившиеся с гор реформаторы, ни другие потусторонние силы. Только мы сами можем сформулировать и реализовать цели и задачи реформ, наполнить их содержанием и смыслом в соответствии с взятыми на себя Украиной международными обязательствами.

Игорь Пиковский родился в Ровно. Гражданин Украины.

В 1979 г. закончил Украинский институт инженеров водного хозяйства.

Кандидат технических наук. На госслужбе — с января 2008 г.

В 2008–2010 гг. — первый замглавы Государственной таможенной службы Украины.

В 2010-м получил специальное звание “Государственный советник таможенной службы 2-го ранга”.

В 2010–2015 гг. — председатель наблюдательного совета ОАО “Промсвязь”.

С июля 2015-го по октябрь 2016 г. — начальник Киевской городской таможни ГФС.

С октября 2016-го по настоящее время — начальник Энергетической таможни ГФС.

НСН

Залишити відповідь