Уже в марте Государственную фискальную службу ликвидируют

Централизация увеличивает сбор налогов, децентрализация способствует гибкости системы. Что для нас лучше, решил МВФ.

Действия по расчленению единой фискальной структуры на две составляющие – таможенную и налоговую службы – разворачиваются динамично. Напомним, постановление Кабмина о разделе ГФС (учитывающее, как сказано в документе, рекомендации Международного валютного фонда), было принято 18 декабря.

31 января состоялось учредительное заседание межведомственной рабочей группы по реформе ГФС. В нее вошли 50 человек – представители органов исполнительной власти, международных и общественных организаций, народные депутаты и эксперты. Участников рабочей группы Министерство финансов попросило к 8 февраля прислать свои предложения, касающиеся реформирования.

К назначенному сроку Минфин получил шесть предложений. И по словам члена межведомственной рабочей группы от Союза украинских предпринимателей Андрея Ерашова, к 25 февраля практически по всем вопросам консенсус был найден.

Андрей Ерашов. Фото: Facebook

Так, центральный аппарат и территориальные управления Государственной налоговой службы будут объединены в рамках самостоятельного юридического лица. Аналогично поступят и со всеми структурами Государственной таможенной службы. Подчинятся обе структуры будут Минфину.

Высшее руководство новых служб будет избираться на открытых конкурсах, а начальники территориальных управлений автоматически перейдут в новосозданные структуры. Налоговая милиция, де-юре ликвидированная еще 6 сентября 2017 г, но которая до сих пор работает (на основании «поддержания предыдущих полномочий»), станет подразделением налоговой службы.

Почему государство возвращается к схеме семилетней давности? Почему налоговая и таможенная служба, которые 24 декабря 2012 г. указом президента были объединены в новую структуру – Министерство доходов и сборов Украины, а теперь их опять разлучают?

«Тогда было принято решение сосредоточить контроль над финансовыми потоками, наполняющими бюджет от работы двух служб, в одних руках. Таможенной службой руководил Игорь Калетник, налоговой – Александр Клименко. Из двух председателей государственных служб, министром стал второй. Не исключено, что сначала был выбран министр, а потом уже под него было создано министерство», – рассказывает эксперт по таможенному праву Валерий Губарев. По его словам, объединение происходило не на паритетных началах: «Использовался принцип «Все, что было ваше, теперь стало наше!».

Валерий Губарев.  Фото: Facebook

Так, из центрального офиса в Киеве на ул. Дегтяревской таможенников попросили. Произошло существенное сокращение штата, как в центральном аппарате, так и на уровне территориальных подразделений. До реформирования в таможенной службе работало около 17 тыс. сотрудников, сегодня осталось около 10 тыс.

«Таможня оказалась в «приймах», в кадрах – все больше налоговики. В деятельность министерства, которое в 2014 г. понизили в статусе, переименовав в Государственную фискальную службу и подчинив министерству финансов ничего не изменилось, – продолжает Губарев. – Работу таможни нельзя было назвать эффективной, скорее даже наоборот. Про экономическую безопасность страны стали говорить все реже».

Эксперт отмечает, функции двух служб изначально были разными. Таможня – контроль над перемещением товаров через границу, борьба с контрабандой, предотвращение ввоза запрещенной продукции, администрирование таможенных платежей, международное сотрудничество. Налоговая – сбор налогов, контроль за правильностью их начисления и уплаты, борьба с неплательщиками.

«По сути, сложилась ситуация, когда правая рука не знает, что делает левая, а ноги вообще ходят сами по себе. Теоретически можно объединить агрофирму с металлургическим заводом, но что получим в итоге? Да, и те, и другие производят некую продукцию, которую впоследствии можно продать, но процессы производства абсолютно разные», – сетует Губарев.

Ярослав Жалило. Фото: Facebook

По мнению президента Центра антикризисных исследований, замдиректора Национального института стратегических исследований Ярослава Жалило, и объединение, и разделение фискальных органов имеют свои плюсы и минусы.

«Централизация увеличивает конечный результат. Но таможня и налоговая, помимо сборов налогов, выполняют еще и регуляторную роль. Децентрализация повышает гибкость системы. Видимо, исследования МВФ, заинтересованного в лучшем сборе налогов в Украине – кредиты-то отдавать надо, показали, что разделение принесет сейчас больше пользы. Но я скажу, что централизация была нам на пользу. Фискальная политика являлась самой эффективной за последние 10 лет – собиралось максимум налогов. Несмотря на кризис, Крым и Донбасс».

Это действительно так. Но эксперты полагают, что эффект высоких сборов происходил как раз именно, благодаря действиям таможни.

«Структуру, главная функция которой – контроль, все эти годы превращали в фискальную службу. Результат: сейчас таможня дает налоговых поступлений в бюджет столько же, сколько и налоговая – 50%. Кстати, в других развитых странах таможенные поступления приносят в пределах 10-15% от общей суммы бюджета страны, – Губарев. – Разделение фискальной службы снова на налоговую и таможенную упростит вертикаль управления, большая свобода в действиях позволит таможне более эффективно бороться с серым импортом. Когда под видом тапочек в страну завозятся итальянские туфли, говорить о контроле правильности таможенных поступления нельзя. И то, и другое – обувь, но платежи разные. Так что при наличии в государстве сильной, независимой и профессиональной таможенной службы поступления могут быть даже увеличены».

По словам руководителя PR-службы Союза украинских предпринимателей Леси Панасюк, к окончательному консенсусу насчет нюансов разделения ГФС члены рабочей группы придут через неделю, а там и постановление о создании старых-новых структур подоспеет.

Андрей Кузьминlenta.UA

Залишити відповідь

Ваша e-mail адреса не оприлюднюватиметься. Обов’язкові поля позначені *